Кирилл Крест: Я назвал в честь Каддафи аккаунт в Battlefield

Фото: Иван Козлов

Независимая лаборатория «Дом Грузчика» — одно из самых живых и самобытных арт-пространств Перми. Во всяком случае, кажется, что там постоянно меняется вообще всё — от экспозиций до интерьера и расположения стен. В прошлый раз мы были там всего пару месяцев назад — общались с одним из создателей лаборатории Алексеем Щигалевым. Прошло совсем немного времени, но в «Доме Грузчика» опять сменился «гений места» — теперь его роль выполняет пермский художник Кирилл Крест, открывший здесь персональную выставку в начале августа. Несмотря на то что эта выставка — третья по счёту, Крест мало известен в местной художественной среде. Хотя совсем скоро ситуация может измениться — по словам Кирилла, половину его картин забрал для грядущей экспозиции музей PERMM. Возможно, именно это событие положит начало его серьёзной карьере и приблизит к мечте — продать за миллион долларов свою самую эффектную картину.

— Ну вот он я, такой, езжу на велике. Можно меня прямо так и сфоткать.

Фото: Иван Козлов

До того, как ты начал картины рисовать, что ты делал?

— До этого я просто играл в третий Battlefield и всё это время практически не выходил из дома, года полтора, наверное. Мне не хотелось выходить на улицу, встречаться с сомнительными личностями, алкашами, куряжками. Я просто играл и думал: я такой крутой, не курю, не пью.

Тебе тогда сколько лет было?

— Ну, где-то 21-22. У меня тогда было много друзей из Америки и Германии. С одним из них мы очень долгое время общались.

При этом лично, надо думать, не виделись?

— Мы по скайпу общались в игровых логах, хотя живьём я его и правда не видел. Ну, голос у него нормальный такой, ему тридцать лет, он работал в автоцентре «Опель», торговал автомобилями. С «Баттлфилдом» у меня, правда, картин практически нет. Сейчас я всякую фигню рисую — то, что получается.

А ты рисовать начал в перерывах между играми?

— Не, тогда я вообще ничего не рисовал и не делал, только думал иногда: «Вот бы начать рисовать». А потом получилось так, что у меня отключили интернет и больше играть я не смог. Мне нужно стало чем-то другим заняться, и я познакомился с пермскими художниками, они меня научили рисовать.

Фото: Иван Козлов

Полтора года сидел дома и вышел специально для знакомства с художниками?

— Ну, мы «ВКонтатке» познакомились. У меня был очень быстрый интернет, я там всегда музыку слушал, и это было очень круто, а потом у меня интернет стал такой медленный, что даже музыка не подгружалась. Я и на тусы-то стал ходить только потому, что музыку дома не мог слушать. Вот и влился в тусовку. Ещё я раньше брейком занимался, был всё-таки немного со всеми знаком. А потом мы начали рисовать.

А геймером ты быть перестал?

— Мы играли с другом у него дома, когда я ему подарил свой козырный аккаунт. Там был никнейм «Gaddafi alive». Ну, все помнят эту историю про Каддафи — он там чуть ли не деньги всем раздавал, а потом что-то у него там случилось нехорошее. Я подумал: а чего, хороший человек был, зачем так сделали с ним? Назвал в его честь аккаунт, меня многие поддержали даже в Европе. Ездишь на танке, выстрелишь, кого-то убил, и там так: «Gaddafi alive!» И танк такой катается, и ещё дым пускает, чтобы ракеты сбивать с курса.

Фото: Иван Козлов

Сейчас-то ты что делаешь?

— Беру какую-нибудь деревяшку, начинаю что-нибудь краской делать, туда-сюда. И что-то получается. То, что сейчас в голове. Например, скамейку нарисовал, которая раньше у нашего входа стояла. Теперь этой лавки нет, поэтому алкаши, которые раньше на ней спали, спят прямо у нас на ступеньках. Мешают очень сильно и шумят. Но мы на них внимания не обращаем.

Нет, я имею в виду, помимо творчества. Это ведь не основное твоё занятие?

— Ну, вообще мы сейчас делаем компьютерный клуб в стиле девяностых. Он здесь будет, в соседней комнате. Вот. Тут у нас бич-пакеты, тут гитара, тут я Месси нарисовал. На стене Брежнев нарисован, с кем-то целуется, вот Спасская башня из фанеры, вот сигареты «Астра» раритетные: «Минздрав СССР предупреждает». Открытие уже скоро будет, может, даже через неделю. Думаю, не больше двухсот рублей в час это будет стоить, а то и 150. Чтобы люди приходили и погружались в атмосферу девяностых.

Фото: Иван Козлов
Фото: Иван Козлов
Фото: Иван Козлов

А ты где-то выставляешься, кроме как в «Доме Грузчика»?

— В PERMM меня сейчас приглашают, у меня там выставка будет в сентябре. Половину картин уже забрали туда.

Фото: Иван Козлов

Вот как раз мне про тебя рассказала искусствовед Анна Суворова из музея PERMM. Только она ещё говорила, что до того, как уйти в живопись, ты читал православный рэп.

— Да-да. Я ездил в Петербург, и мы там с MC Покайся виделись. Это человек, который нигде не живёт, точнее, живёт у каких-то ещё людей. Он просто выходит на улицу и начинает кричать: «Покайся, благословляю, спасайся, молись, молись, на путь праведный становись». Было дело, что его даже кто-то ударил за это, такая фигня. Он ещё рекламировал фабрику «Динамо» — в Петербурге есть такая фабрика, которая делает дорогие и хорошие спортивные кеды. И он кричал: «Покупай „Динамо“, крутой чел». И я купил «Динамо». Можно сказать, покаялся. Так мы с ним сошлись, посидели в «Макдональдсе», в «Сабвее», а потом пошли и рэп зачитали.

Мне сказали, что ты и сам живёшь не в квартире, а прямо здесь, в мастерской.

— Ну да, я тут и живу. Просто здесь ещё скоро будет открываться квест-рум, а я помогаю делать работу разную для них. А мне за это здесь дают жить. А чего тут не жить — бичики есть, заварили вот два бичика как раз. А через стену моя комната — тут огромная картина, которая стоит миллион долларов. Я хочу её за границу продать.

Фото: Иван Козлов