Первогород: «Либо вы берёте местных в союзники, либо в противники»

Что делать с местом, где когда-то зародилась Пермь? Фонду «Первогород» можно быть благодарным хотя бы за то, что в преддверие 300-летнего юбилея города этот вопрос был поставлен. Но, претендуя на роль первопроходцев и благодетелей, учредители фонда почему-то забыли спросить мнение местных жителей. И перспективы развития пермской «колыбели» на сегодня не столь однозначны, как может показаться.

Это стало очевидно в ходе дискуссии о будущем пространства. Она прошла в рамках постфестивальных мероприятий «Мостов». Обсуждение (возможно, неминуемо) скатывалось с вопросов о развитии территории на вопросы о деятельности фонда, но свершилось главное: люди, поднявшие флаг с названием «Первогород», наконец, услышали тех, кого почему-то не подумали спросить до сих пор, — местных жителей. И голос этот не был полон воодушевления.

На аборигенов нет времени

Если зайти на сайт фонда «Первогород», можно подумать, будто всё уже решено. В разделе «Карта» представлена концепция Задорнова А. А., и, очевидно, именно она является рабочей, несмотря на ремарку о том, что «окончательное решение будет принято после всероссийского конкурса».

Веса проекту придаёт список попечителей фонда: министр культуры Игорь Гладнев, директор ГКБУК «КЦОП» Елена Гонцова, первый замначальника городского департамента градостроительства и архитектуры Дмитрий Лапшин, глава администрации Ленинского района Сергей Романов... Словом, власть одобряет, а раз так, создаётся полное ощущение, что будет реализовано именно то, что написано и нарисовано. Восстановят (как музей) Егошихинский медеплавильный завод, создадут музей города, разобьют парк с прудом, мощёными улочками, стилизованными под старину домиками и мосточками через Егошиху. Даже набережную Камы в районе Первогорода благоустроят. Как принято говорить в таких случаях, всё будет «дорого-богато».

Учредители фонда в различных публикациях в СМИ сообщают, что, работая над своей задумкой, общались с историками, археологами, архитекторами, экологами, властями, бизнесменами... Забыли поговорить только с одной категорией — местными жителями. «Почему так?» — именно с этого вопроса началась дискуссия. Диалог, состоявшийся далее, стоит того, чтобы быть приведённым полностью, с незначительными купюрами.

Вице-президент фонда «Первогород» Игорь Луговой Фото: Дмитрий Окунцев

Игорь Луговой, вице-президент фонда «Первогород»: Странное у вас отношение — встреча с местными жителями... Можно же, наверно, говорить, что я тоже местный житель... Нет?

Артур Антонов, представитель актива ТОС «Разглуяй»: Bы турист.

Игорь Луговой: А, ну хорошо. Все, кто за границей этой территории, не настолько погружены в проблемы и специфику этого места, согласен. Забираю свои слова. Действительно, это надо было сделать давно, но так события разворачивались... На самом деле всё только начинается, друзья! Я бы на этом, пожалуй, и закончил. Всё только начинается. Мы сегодня, наверное, поговорим о том, что хотелось бы получить.

Анастасия Сечина, журналист: Да мы только начнём об этом говорить.

Игорь Луговой: Да, только начнём. Хотелось бы очень плотно, активно, динамично начать говорить о том, что хотелось бы, чтобы это начать реализовывать уже в реальных планах.

Артур Антонов: Почему до этого разговора не было с местными жителями?

Игорь Луговой: Друзья, поймите правильно, это, я согласен, действительно надо было сделать и, как говорится, надо чаще встречаться, но ведь мы же тоже работаем, друзья. Я с 8 до 19 работаю на производстве строительном, проектирую, меня руководство ругает, что я в рабочее время отпрашиваюсь по общественным нуждам встречаться с какими-то... Приходится выкручиваться, мы же не свободные люди.

Свою мысль про туриста Артур Антонов пояснит позже, напомнив известный анекдот анекдотПопал мужчина в рай. Райская жизнь, нега... Стало ему скучно, отправился он на экскурсионный тур в ад. Там встречает гид, и начинаются экскурсии по смертным грехам: чревоугодие, пьянство, дебош, прелюбодеяния... В общем, жизнь кипит. Решил мужчина остаться. Подписали бумаги... И бросили бедолагу сразу на раскалённую сковороду. Он кричит: «Что вы делаете, мне же совсем не то показывали!» А ему отвечают: «Вот теперь ты знаешь, чем отличается турист от местного жителя». Про удобства во дворе и печное отопление он поведает также позднее. Пока же дискуссия вернётся к красивым планам, и выяснится, что перспектива заковать Первогород в гранит к 300-летию многих пугает и обескураживает.

Главный принцип: не навреди

Например, создательница «Сада соловьёв» на речке Уинке Надежда Баглей волнуется о хрупкой экосистеме Первогорода.

Надежду Баглей поддержала Надежда Макарова, местная жительница, сообщившая, что недавно нашла в Первогороде ятрышник — краснокнижное растение.

Затем слово взял преподаватель кафедры всеобщей истории ПГГПУ, автор и руководитель проекта «Старая Пермь в 3D» Андрей Маткин. Сомнения краеведа связаны с желанием превратить Первогород в конфетку за столь сжатые сроки.

Андрей Маткин сравнил Пермь с Екатеринбургом — городом с теми же родителями и похожей судьбой. Там Первогород занимает совсем иное место — это обустроенный и облагороженный историко-культурный центр, включающий и сохранившиеся исторические здания, и памятные строения, и парк, и храм. На это возразил Игорь Луговой: знаменитая екатеринбургская «плотинка» обустраивалась сорок лет, а нашему городу недоделок (вспомним галерею, оперный, аэропорт) на очередной долгосрочный проект терпения просто не хватит.

Более серьёзное возражение нашлось у градозащитника Дениса Галицкого, выразившее резко негативное отношение к проектам, цель которых — получить федеральное финансирование и подстроиться под некую дату.

По мнению Галицкого, в текущей ситуации мы можем говорить разве что о консервации природной среды и аккуратном внесении в эту среду неких мемориальных элементов.

Анна Фадеева, местный житель и эксперт центра ГРАНИ, в рамках фестиваля «Мосты» проводила на территории Первогорода игровое урбанистическое исследование. Его участники попробовали нарисовать разные карты пространства (например, карту ощущений), а также набросали несколько микро- и макросценариев, по которым может развиваться территория. Среди микросценариев — обеспечение освещения и уборки мусора, снос или ремонт аварийных сооружений, укрепление склонов, облагораживание природной среды, использование гаражей как информационных стендов и микро-лабораторий (под галерейные пространства, кафе, мастерские).

Урбанистическое исследование в Первогороде в рамках фестиваля «Мосты» Фото: Дмитрий Окунцев

Среди макросценариев были и шуточные, и фантастические: строительство хайвея, космодрома или долины водопадов. Но были предложены также совершенно реальные и относительно малозатратные варианты.

Идея с фестивалем очень понравилась Денису Галицкому. Он сразу заявил, что если её реализовать, можно больше не делать ничего вообще, и именно это станет «фишкой» места. Надежда Баглей пришла в восторг от всех трёх вариантов, заявив, что идея «Амфитеатра» поддерживает идею лестниц, а сад не противоречит обоим предложениям.

Увлечённые новым поворотом дискуссии, участники обсуждения упорно не замечали руку Артура Антонова, местного жителя и активиста ТОС «Разгуляй», которая время от времени вздымалась к небу. Когда тот, наконец, дождался своего слова, то вылил на собравшихся ушат холодной воды:

«Моя позиция на данную минуту: встать и пойти заниматься своими делами. Потому что таких разговоров мы слышали очень много. Трепотня надоела».

Или вы с нами, или против нас

В этой части дискуссии случился очередной диалог с вице-президентом фонда «Первогород», который стоит того, чтобы также привести его почти полностью.

Артур Антонов: Игорь, объясните свою цель.

Игорь Луговой: Моя цель. Я когда это понял, что если мы...

Артур Антонов: Лично ваша цель.

Игорь Луговой: Допустим, мы бы с вами встретились и думаем: блин, блин-блинский, как же это можно хотя бы сдвинуть с мёртвой точки? И начали думать, что может сдвинуть? Ну, написать Путину, и, может, кто-то сверху обратит внимание. Подумали, подумали — не работает. И какая-то случайная мысль... Ребята, а есть у нас зацепка, просто повод, за который можно зацепиться! Я понимаю отношение Дениса Галицкого [к проектам, которые подстраиваются под даты], но это зацепка. Оперный театр — 30 лет. Художественная галерея — 84 года переезжает. Аэропорт — 35 лет. Это потерянное Пермью время! И вот зацепка, которая может сработать [речь про 300-летие Перми].

Артур Антонов: Я понимаю, я не понимаю вашей цели. Красивых слов много.

Игорь Луговой: Это не слова, я долго критиковал власти, про галерею, про Оперный театр. Они делают проект, потом его отменяют. 200 миллионов потрачено, они его отменяют. И новый начинают. И тогда я цель сформулировал так... Чисто шкурный интерес... Используя эту дату к 300-летию, постараться сделать знаковый проект. Сначала не было Первогорода. Обсуждали, обсуждали, предложил Воженников: надо к 300-летию отдать почесть городу. Это не какие-то высокие слова. Я хочу, чтобы вы поняли. Это чистый расчёт. Если мы эту идею не осуществим к 300-летию, то она не будет реализована никогда и ничего не будет здесь.

Так и не получив ответ на вопрос о личном целеполагании по существу, Артур Антонов рассказал о том, как живёт нынче старая часть Первогорода. Отопление печное. Газа нет. Туалеты на улице со всеми вытекающими.

Артура поддержала председатель ТОС «Разгуляй» Татьяна Овчинникова, возглавляющая ТОС в течение последних трёх лет и всё это время безуспешно пытающаяся решить проблемы «нижнего» Первогорода:

Нам глобальных решений не надо. Нам надо создать уют и порядок. Утром просыпаешься — холодно, не можешь вылезти из-под одеяла, а надо топить печку... Вы с этим незнакомы! А вы знаете, что улица 1-я Разгуляйская не может пользоваться микроволновками, пылесосами и компьютерами? Потому что малая мощность подачи электроэнергии. А что у нас нет интернета, как у всех у вас? Вот вы говорите: зайдите на такой-то сайт. Так мы не можем! У нас тихая деревня!

Председатель ТОС «Разгуляй» Татьяна Овчинникова Фото: Дмитрий Окунцев

Обсуждение продолжалось около двух часов, градус дискуссии был высок. Жизнь преподносила участникам дискуссии иллюстрации к общей картине. Одна из них — письмо в ящик для пожеланий о преобразованиях Первогорода, в котором местный житель посылал известным адресом «очередных депутатов». Другая иллюстрация — пожилая женщина, присевшая на край лавочки под конец дискуссии и срывавшаяся на визг и слёзы в своём негодовании: «Вы тут опять *** [ерундой] маетесь, а я в туалет на улицу хожу».

Всё это было уже не так важно, ведь точка в обсуждении была, по сути, поставлена.

После этого открытым остался только один вопрос: кто или что может взять на себя роль координационного центра? Представитель фонда «Первогород» Игорь Луговой на протяжении дискуссии то с жаром отказывался от роли ЦПУ («Мы лишь рядовые участники процесса»), то с не меньшим жаром на неё претендовал («Приглашаем всех, от мала до велика, — звоните в любое время дня и ночи и говорите, что у вас есть идеи, предложения или настоятельные требования»). Но в результате разругался с Денисом Галицким и покинул дискуссию, не дождавшись финала, таким образом обеспечив себе самоотвод. Никто более на роль координационного центра, увы, не претендовал.

***

  • Интернет-журнал «Звезда» считает, что пространство Первогорода значимо и для местных жителей, и для всего города. Говоря о развитии пространства, мы полагаем предельно важным, во-первых — не навредить, во-вторых — не замечтаться и не остаться опять в красивых картинках, в-третьих — учесть проблемы локального сообщества. Для того чтобы сложить полную мозаику запросов, ожиданий, возможностей, ограничений и рисков, «Звезда» начинает спецпроект, посвящённый Первогороду. Подробности скоро.